суббота, 27 октября 2012 г.

"Руслана и Людмила" в ФЭСТе. Послепремьерные рецензии

Состоялись первые 4 премьерных показа нового спектакля театра "ФЭСТ" "Руслан и Людмила". Хотя это и не опера (на что авторы делают особый акцент - в другом формате "Руслана и Людмилу" еще недавно было представить невозможно), стихотворный слог Пушкина рискованно (зритель отвыкает от этого в театре) сохранен, причем, видимо, сохранен он для легкого флера традиционной ФЭСТовской иронии.

Практически весь спектакль пустынен - и в плане декораций, и в плане атмосферы. В этой пустыне главные черты героев гипертрофируются, превращая их в карикатуры на сказочный мир, в которой основной расклад - не политический или экономический, а вопросы нарушения нейтралитета света и тьмы. Могут ли быть в этой борьбе победители? И нужны ли победы самим персонажам? Ведь Руслан одинаково томится и на собственной свадьбе, и в поисках украденной невесты, и в долгожданной встрече - слишком велик груз ответственности, слишком велика ноша жизненного опыта от повстречавшихся на пути.

Рецензии на спектакль дали и подмосковные журналисты:

Ай да Пушкин!
Анна Горбачева, Родники, № 139 (18514), 20 октября 2012

Главный плюс спектакля - он сделан людьми, которые любт Пушкина искренне и страстно. Главный минус (если это минус) - постановка рассчитана на зрителя-единомышленника. На человека, способного наслаждаться полновесным, молодым стихом вчерашнего лицеиста.

Спектакль «ФЭСТа» напоминает нам о том, что поэма «Руслан и Людмила» написана двадцатилетним автором, который с гениальной непринуждённостью сплетает в единую канву русские народные сказки, античный миф, исторические труды Карамзина. И во первых строках обращается к читателю: «Примите же мой труд игривый!» Надо сказать, что приняли не все: многим современникам произведение показалось игривым сверх всякой меры. Мол, нет в нём чувства, а есть только чувственность! Десять лет спустя повзрослевший Александр Сергеевич даже вымарал кое-какие эротические сцены, зато дописал про дуб зелёный, чтобы было «понароднее». Сам же потом сокрушался, что после этого поэма стала «холодна»!

Мытищинский спектакль «Руслан и Людмила» в холодности не упрекнёшь. Хрестоматийное Лукоморье отсутствует, зато восстановлены «горячие» строфы из первого вариан- та. Место Баяна на пиру у киевского князя Владимира заняли молодые музыканты Владимир Самойлов и Сергей Снарский, которые иллюстрируют действие импровизацией на барабанах, бубнах, продольной флейте, варгане - это такая штука, с натянутой струной, на которой играют народы Севера. Музыка создаётся здесь и сейчас, причём участвуют в этом процессе все, кто находится на сцене, отбивая в танце чёткий ритм каблуками. Этакое древнерусское фламенко. Надо отдать должное вкусу и профессионализму балетмейстера Ольги Насыровой, пластическое решение спектакля получилось стильным и убедительным.

Эклектика - это всегда риск. Пушкину, конечно, можно было мешать лубок с античным пафосом, он гений. Но без творческого эксперимента театр быстро превращается в придаток к вешалке! Режиссёр Александр Каневский - честный и талантливый профессионал, готов рисковать ради искусства. Он собрал в одной постановке, пожалуй, всё, кроме оперы. От балета до кукольного театра. Изображающее замок Черномора сооружение на колесиках, в котором крутится перед зеркалом кукольная Людмила, пожалуй, самый громоздкий элемент оформления спектакля. Зато как трогательно баюкает Руслан крошечную спящую жену во втором акте! Замечательно работают придуманные художницей Ириной Титаренко огромные полотенца с орнаментами, одновременно напоминающими и Древнюю Грецию, и роспись русских храмов XI-XII веков. Блестяще, на мой взгляд, решены шлемы четырёх витязей - соперников, влюблённых в Людмилу. Получается одновременно образ всадника и его коня, что точно соответствует пушкинскому описанию битвы между Русланом и Рогдаем.

Говоря об актёрских работах, хочется начать с самого Александра Каневского. Он потрясающе читает текст от автора. Впрочем, от имени автора, то есть от имени гениального поэта, приходитс выступать всем героям спектакля, и это, поверьте, серьезное испытание. Несомненной удачей стал сложнейший диалог Финна и Руслана в исполнении Дмитри Полянского и Павла Конивца, зрители даже дыхание затаили. Бурными аплодисментами наградили темпераментную ведьму, которую сыграла Наринэ Осипова. Не раз срывал аплодисменты и Фарит Халяпов, очень уж узнаваемо подленьким, вполне современным вышел у него Фарлаф. Злодей Черномор в исполнении Сергея Гришакова получился обаятельным и очень смешным.

Впрочем, пересказывать спектакль - задача неблагодарная. Приходите и смотрите. Главное, что мытищинская «не опера» получилась НЕ СКУЧНОЙ.

«Молодой прогрессивный автор»
Марина Воронежская "Подмосковье. Ежедневные новости" № 193 22.10.2012

Любой первый показ – это всегда кот в мешке. Зрители идут в театр, не имея ни малейшего представления о том, что они увидят, даже если сюжет знаком им с детства. Цветов на премьеру почти никто не несет – а вдруг не понравится? Поэтому если люди в антракте, вместо того чтобы степенно прогуливаться в фойе, срочно бегут покупать артистам букеты – это говорит о многом. Именно так случилось на премьере «Руслана и Людмилы» в театре «Фэст».

Когда отшумели овации, нам удалось побеседовать с художественным руководителем театра Игорем Шаповаловым.

- В анонсе написано, что ваш театр вместе с московским режиссером Александром Каневским взялся за этот материал, чтобы «перенести на сцену мощное поэтическое произведение, придать ему современное звучание, провести параллели между той эпохой, когда оно создавалось и сегодняшним днем».
- Любой режиссер, если берется за классику, думает прежде всего об актуальности. Наш театр – не исключение. Конечно, мы далеки от того, чтобы осовременивать спектакль с помощью каких-то внешних атрибутов. Как вы заметили, наш Руслан не разговаривает по мобильному телефону, а Людмила не ездит по сцене на роликах. Костюмы – они как бы вне моды, вне времени. И это принципиальный момент. Потому что изначально мы ставили не детскую сказку с восточным колоритом, как это обычно принято. Мы попытались донести поэму Пушкина именно до взрослого зрителя. Не в том смысле, что это спектакль под грифом «только для взрослых». А в том, чтобы попытаться сломать стереотип и подойти к этой вещи более серьезно. Почувствовать Пушкина как бы изнутри. Понять мотивы, которые заставляли его писать именно так, именно об этом. Ведь он писал вовсе не сказку для детей. Он просто делился со сверстниками и с современниками своими мыслями и переживаниями – в иносказательной и поэтической форме. Как умел. И как тогда было модно.

- А у вас не было опасений по поводу того, что сегодня стихотворная форма – это, скажем так, не самый близкий путь к сердцу зрителя?
- И да, и нет. Во-первых, даже в наше время далеко не все страдают метрофобией, то есть боязнью поэзии. Поэтический театр живет и здравствует. И, кстати, зритель принимает не только признанные сюжеты в стихах, вроде Шекспира или Лопе де Вега. Помните, «Сказ про Федота-стрельца» Леонида Филатова - тоже сказка в стихах, однако это никого не смущает… Главное, что она об актуальных проблемах. И Пушкин, когда писал «Руслана и Людмилу», для своего времени звучал остро и современно. Вот эту тему, эту параллель мы и старались вытащить. Ну и потом это все-таки Пушкин… Никого, наверное, у нас так не любят, как Пушкина. Это же как детство – его нельзя не любить.

- Думаю, такого Пушкина многие не ожидали – без ярких декораций, без исторических костюмов и бутафории.
- А может быть, как раз наоборот. Кто-то мечтал наконец заглянуть в его произведения поглубже, пробиться сквозь эту обманчивую легкость. Проникнуть в психологию поступков и ситуаций. Увидеть мысли и проблемы, которые тревожили совсем юного еще тогда поэта. Студента, можно сказать. В те годы его мировоззрение еще только формировалось – взгляды на любовь, верность, на женщину вообще. Он наблюдал за людьми, анализировал. Его герои не схематичны и не однозначны, как бывает в сказках. Вот, например, князь Владимир Красное Солнышко – почему он обрушивает на Руслана такой гнев? С молодым человеком случилось несчастье, он ни в чем не виноват, а князь ему соперников высылает? Никакого сочувствия, понимания, слышать ничего не хочет. А все потому, что в этот момент он не мудрый правитель, а просто отец, которого захлестнуло горе. Это же вечные сюжеты, которые никогда не теряют актуальности.

- Ваши костюмы и декорации тоже вполне актуальны, учитывая, что базовый стиль современного дизайна – минимализм. А музыкальное сопровождение спектакля – вообще, можно сказать, авангард.
- Это наша находка. Весь звукоряд держится на двух музыкантах. Никакой фонограммы – только ударные и перкуссия. Это создает атмосферу, помогает нашему Пушкину перенестись в XXI век. Помогает актерам звучать органично. Один ритм как бы поддерживает другой. Александр Каневский вообще очень музыкальный режиссер. В свое время он возглавлял мастерскую мюзикла Гнесинского училища. Он и сейчас преподает как доцент ГИТИСа.

- Благодаря чему, как вам кажется, спектакль имел такой, прямо скажем, оглушительный успех?
- Наверное, нам удалось почти невозможное - удивить зрителей Пушкиным. Показать им молодого, модного и прогрессивного автора – каким он был тогда, почти 200 лет тому назад.

Фрагмент спектакля. Павел Конивец (Руслан) и Екатерина Коровкина (Людмила). Фото с сайта театра.

И отзыв из ЖЖ Сергея Тупталова, создателя движения "Добродел", помогающего детским домам:

В очередной раз мытищинский театр ФЭСТ меня восхитил. Александр Исаакович Каневский так виртуозно выстраивает картины, что волшебная сказка из детства возносится до уровня мифа, и тут же легким оборотом речи и жеста вдруг превращается в шутку с мягким пушкинским юмором и лиризмом. Рождение спектакля было напряженным, болезненным - в прямом смысле слова: режиссер в тяжелом состоянии в разгаре репетиций слег в больницу, и на три недели процесс замер. Половина спектакля была готова, но продолжить работу кроме Каневского не мог никто - авторское, нестандартное решение. Вопреки категорическим требованиям врачей, Александр Исаакович покинул койку и сменил халат на свитер. В условиях жесткого цейтнота приходилось идти на прорыв, жертвовать иногда подробным разбором сцен ради того, чтобы двигать вперед весь спектакль. В результате немилосердного труда режиссера и актеров вторая часть возникла в короткий срок, но до прошлого понедельника не был готов финал, не все актеры еще успели выучить текст, который тоже нельзя было просто взять из томика на полке - для сцены пришлось поэму немного перекроить. А премьера назначена на пятницу. И все же после прогона было принято решение: премьеру играть. И сыграли!!

Ко всем этим и другим событиям добавилось и еще одно чисто театральное явление: как-то во время танцевальной репетиции (балетмейстер Ольга Насырова) актеры попросили световика Витю Самойлова (он же ударник ансамбля "Внешние раздражители") постучать ритм на барабане. Витя постучал, да так, что его тут же включили в состав участников. Витя привел в театр своего друга, оптимистично-радостного барабано-человека Сергея Снарского, и они на каждую репетицию притаскивали все новые источники невероятных звуков. Здесь и деревянные стучалки, и воющие провода, и журчащая вода, и какие-то баки с приваренными штырями разной длины, латунные мисочки, валдайский варган, бубны... После спектакля в правую часть сцены можно водить экскурсии и показывать шумовые приспособления, с помощью которых эти талантливые ребята вдвоем создают абсолютно сказочную атмосферу волшебства и превращений. Эта возникающая "здесь и сейчас" живая музыка своей эмоциональной наполненностью поднимает энергию актеров на новый уровень.

Но и труппа театра, пополненная недавно тремя молодыми ребятами, работает мастерски, ритмы барабанов превращаются в ритмы ног, в ритмы сердец, в единое с залом дыхание... Действие выстроено так, что солирующие актеры моментально становятся участниками "массовки", перевоплощаются из одного образа в другой - за кулисами или прямо на глазах у изумленной публики, ходят по воздуху, аки по суху, летают, живут у себя в огромной голове, сражаются невидимыми мечами-кладенцами, умирают и оживают во имя любви... И все это в едином ансамбле, готовом действовать по флотской команде "все вдруг".

И все это происходит в чисто театральной сценографии Ирины Титоренко, гения своего дела. Экономные, скупые и от этого еще более точные выразительные средства одновременно и погружают нас в мир сказаний и легенд, с другой стороны оставляют нас в дне сегодняшнем, привязывая историю к современным реалиям, и с третьей стороны не дают забыть о том, что мы в театре, и что сказка - ложь, да в ней намек...

Язык Пушкина так необходим сегодня, звучание чистого русского произношения приходится вспоминать нам, уже усвоившим словечки вроде "ники", "фрэнды", "посты", "лайки" (не собаки)... Очень я рад тому, что отложил все срочные дела и поехал сегодня к друзьям в этот мною любимый театр. Спасибо им за сказку театра и тот необыкновенный и вдохновенный труд, результат которого мне к тому же удалось и поснимать - для них же. Хоть чем-то могу отблагодарить людей :))

Программа "Культурная эволюция", ТВ Мытищи, 23 октября, посвященная премьере:

Следующие показы спектакля состоятся 16 ноября, в пятницу и 17 ноября, в субботу. Купить билеты от 385 рублей можно на сайте bigbilet.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий